Война догнала в Харькове: история спасения беженки из-под обстрелов - эксклюзивное видео

Война никогда не меняется. Во все времена это жуткое, разрушительное действо, ломающее судьбы и не щадящее ни старых, ни молодых. Она заставляет бросать все, что наживал годами и бежать, лишь бы спасти свою жизнь. Так, студентка одного из Харьковских университетов под обстрелами выехала в Днепр, сообщает "Днепр Оперативный". Подробности в нашем видео:

Валерия родом из Северодонецка. Два года назад девушка поступила в Харьковский национальный экономический университет. Мечтала отучиться и стать дипломатом. В конце февраля она была в Харькове, 25-го числа планировала приехать к родителям в Северодонецк. Однако российское вторжение нарушило все ее планы.

Как вы узнали о том, что началась полномасштабная война?

«Мы жили в общежитии на Научной. Мы живем втроем с девочками, моя одногруппница в 4 утра подорвалась и начала плакать, кричать о том, что нас бомбят. Мы сначала с девочкой проснулись и не поняли, что происходит. 23-го мы сидели отдыхали, а тут 24-е и нас бомбят. Сначала у всех был шок. Все начали массово собираться. Я поняла, что домой я не поеду, значит буду в Харькове. Моя тётя и дядя были в городе, на всякий случай у меня было место, куда ехать. Поэтому я понимала, что надо собрать экстренный чемодан, чтобы он был. Я  живу в Луганской области, и там эта война идет уже восемь лет и мы хоть как-то понимали, что такое блокпост, что такое выстрелы. А тут была у многих паника, люди плакали».

Как реагировали окружающие люди на эти события?

Беженка из Харькова в Днепре

«У всех была истерика. В основном все не понимали, что происходит, не верили. Многие из Донецкой, Луганской областей, из Кривого Рога -  все в один момент застыли. Нас пытались успокоить. Мы поняли, что нужно как-то обстановку разряжать. Начали играть, веселиться, готовить все вместе. Ну, общага - это общага. И мы понимаем, что панику не надо сеять. Многие начали болеть, в том числе и я. Нас не выпускали потому, что были очень сильные обстрелы на Научной, за нашим общежитием окна дрожали. И на второй день у меня резко поднялась температура 40, никто не приезжает, никого нет, ни медсестер - никого. Только работники, которые остались с нами».

Каким образом вы получали медикаменты и лечение?

«Я заболела, простудила почки. Поспала на холодном и начались постоянные боли. Мы писали волонтерам, на что они отвечали - “мы доехать до вас не можем, можете ли вы там сходить купить”, а мы понимали, что у нас запас есть, но это всего 4 таблетки, и их хватит буквально на день. Мы начали искать по аптекам, аптеки закрыты. Единственное, что меня спасло - это то, что на пятый день мальчик из студенческого комитета под обстрелами побежал в аптеку. Несмотря ни на что принес таблетки, которые мне нужны».

Как сильно были слышны взрывы там, где вы были?

«Был случай - мы пошли с подружкой собирать чемодан, я сидела на кровати, нам уже разрешили подняться в здание. Тишина была, подруга собиралась. Я говорю: “Что-то подозрительно тихо”. И как раз в этот момент был прилет за общежитие. Первая реакция это упасть на пол. Я с кровати упала, подруга сразу на пол. У нас был настолько сильный взрыв, что окна тряслись, мы думали, что выбьет рамы. И тогда все массово начали выбегать, мы слышим, что каждый кричит “быстрее, вниз, спускайтесь”. Все массово начали спускаться. Тогда была паника, ты ничего не понимаешь, ты не осознаешь, что это происходит с тобой»

Что происходило в последующие дни?

"Потом мне написал мой знакомый, он живет на Воробьевых горах. Говорит “ты болеешь - приезжай к нам, и оттуда поедем в Першотравенск”. Надо собираться и уезжать, потом родители подтянутся. Дядя с тетей, к тому времени уехали на западную (Западную Украину прим. ред.), потому что их дом разбомбили". 

Они тогда были в доме?

«Да. Тогда их окраину начали массово бомбить ракетами. Квартира у них уцелела. Другие квартиры - нет. Некоторые сгорели. У них просто выбило все».

К счастью, родственникам Валерии удалось выжить. Однако тогда она чуть не потеряла своих родных. После этого случая девушка поняла, что ей необходимо выбираться из города.

«Они уехали на поезде. Я понимала, что у меня выбора нет кроме как ехать в Першотравенск. Я заболела, врачей тут нет, больниц нет, везде обстрелы. Когда я уезжала, не узнавала Харьков. Он был полностью чёрный, разбитый, машины стоят, аварии, ракеты. Были люди, которые были убиты. Это не Харьков».  

Лера приехала к своему товарищу, который жил в большом частном доме, с достаточно вместительным убежищем.

«У них огромный подвал. Там были собаки, кошки, дети, и это было совсем по иному. Не так, как у нас. У нас хоть и помещение маленькое, но мы это все обустроили. У них был только пенопласт, который ложился на дощечки. Я понимаю, что выбора нет, остаюсь. Мы разговаривали, стояли на курилке, все знакомились. В этот момент мы понимаем, что что-то не так. Тут летит истребитель и скидывает бомбы. Из-за этого всего просто каша в голове и ты бежишь в подвал, чтобы спастись. Тогда у нас были знакомые, тоже на Воробьевых горах, в их квартиры попало, девочка в этот момент была в ванной -  не выжила. Ты никогда не знаешь, куда может прилететь ракета. И мы тогда все понимали, что может очень плохо все закончиться».

У друга в частном доме Лера пробыла сутки. Изначально планировалось, что она уедет в тот же день, однако сразу не удалось найти перевозчика - все запрашивали огромные деньги за вывоз людей из зоны боевых действий.

«На следующий день мы выезжали где-то в 11. Тогда еще, я помню, снег был. Мы выезжали под обстрелами. Ехали до Першотравенска 10 часов. В Першотравенске я пробыла где-то полтора месяца,. Когда я приехала, спасибо большое Тете Эле (мама друга), она меня откормила немного, но я снова заболела, только уже воспалением лёгких. У меня настолько сильно здоровье пошло по нулям с этой войной, поэтому я очень много болела. Там я пробыла полтора месяца, потом приехала уже сюда, к родителям. Мне мама сказала - мы уже в Днепре, мы выехали».

Лера и ее родители остановились в шелтере на улице Далекой. Тут им хоть на время удалось забыть про тот ужас, который пришлось пережить. Здесь Лера дрессирует собак -  это отвлекает её от воспоминаний о войне, погибших людях и городах, которые лежат в руинах. Девушка надеется в скором времени найти себе в Днепре работу и вернуться в мирный украинский Северодонецк, а также любимый Харьков. 

Напомним, ранее мы сообщали о том, что Днепр и Днепропетровская область приняли более 300 тысяч переселенцев.

Категории: Відео, Війна з Росією 2022

Метки: Україна Росія війна, Біженці